МИР 24

529 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Котов
    Бред какой то.Депутат Бурматов:...
  • Василий
    Салтыков- Щедрин не даром заявлял - если попасть в Россию через сто лет, можно увидеть то же самое, что и сейчас - кр...Пензенский губерн...
  • Александр Фишкин
    Никто не забыт... Это хорошо.Бывший сотрудник ...

«Цирк – это образ жизни»: Андрей Дементьев-Корнилов о дрессировке слонов, сафари-парке и отношении к животным

«Цирк – это образ жизни»: Андрей Дементьев-Корнилов о дрессировке слонов, сафари-парке и отношении к животным

Большие и толстокожие, но чуткие, умные и добрые. И все это о слонах. Секрет того, как воспитать животное в 70 раз больше себя, прекрасно знает династия Корниловых. Вот уже более 130 лет представители этой семьи идут рука об ногу со слонами, а их программа является одной из самых востребованных в российском цирке.

Ко Всемирному дню цирка в интервью «МИР 24» представитель знаменитой династии Андрей Дементьев-Корнилов рассказал, что главное в воспитании слонов, из чего состоит их рацион и почему он работает только с самками.

– Андрей, вы – представитель знаменитой династии уже в 4-ом поколении, это призвание с детства или все же были мысли построить карьеру в другой сфере?

– Я в этой профессии с самого детства – в 11 лет я получил трудовую книжку. Побуждения построить карьеру в другой отрасли были, в 16 лет я хотел уйти в кинематограф, доказать что-то всему миру, были какие-то иллюзии на этот счет. Но жизненная ситуация сложилась по-другому: мой отец ушел из жизни, когда ему было 39 лет, нужно было спешно перенимать его дело, потому что я видел, как было сложно маме. Тогда я уже принял окончательное решение связать свою жизнь с цирком.

– Корниловы – это легендарная цирковая династия, история которой началась более 130 лет назад.

Однако есть информация, что еще раньше. Это правда?

– Наши корни идут еще от семьи Филатовых, а их династии через 17 лет, а то и меньше, исполнится 200 лет. Мы действительно одни из древних династий отечественного цирка. Мой прапрадед, Иван Лазаревич Филатов, был основателем зооцирков в России. А вот уже мой прадед и является основателем династии Корниловых. Изначально он был моряком, который пришел в цирк со стороны, полюбив мою прабабушку (она уже была в семейном деле моего прапрадеда). Прадедушка решил, что, если он хочет находиться рядом со своей возлюбленной, то он должен поменять полностью весь свой мир, профессию и остаться в цирковом деле. С него как раз и началась дрессура слонов, в 1942 году был создан аттракцион «Слоны-танцовщицы», он до сих пор существует, хотя, конечно, меняет форму и название.

– У Ивана Лазаревича было множество животных, почему выбор прадеда пал именно на слонов?

– Их сложно не полюбить, они большие, очень умные и добрые животные. Это сильно подкупает человека.

«Цирк – это образ жизни»: Андрей Дементьев-Корнилов о дрессировке слонов, сафари-парке и отношении к животным

фото из личного архива Андрея Дементьева-Корнилова

– А как к вам попадают ваши подопечные?

– Раньше их привозили из Индии и Таиланда. Некоторые рождались в частных цирках в Европе. Сейчас не все страны занимаются продажей животных. Последняя слониха, которая у нас появилась, Марго, была привезена из Китая. Мы смогли ее вывезти благодаря случайности, и она стала у нас настоящей звездой.

– Я слышала, что вы работаете только с самками, почему?

– Во-первых, самки более покладистые и спокойные, поэтому с ними легче работать. В практике были и самцы, но они более агрессивные. Для того, чтобы не рисковать ни жизнями людей, которые непосредственно работают с животными, ни теми, кто находится в зрительном зале, мы выбираем работу именно с самками.

– Много сейчас слонов работает у вас?

– На сегодняшний день у нас две слонихи: Претти, ей 30 лет, и Марго – ей 13. Когда в нашу семью попала Марго, у нас было пять слонов, но она почему-то сразу выбрала Претти. Улеглась у ее ног? и с того дня, сколько она у нас находится, а это ни много ни мало 10 лет, она воспринимает Претти как маму.

– Вы говорите «попала в нашу семью», вы относитесь к слонам, как к детям? Значит ли это, что секрет в послушании слонов это не дрессировка, а именно воспитание?

– Да, абсолютно верно. Для меня это уже образ жизни. К этому не относишься как к работе – когда пришел, отсидел от звонка до звонка и дальше занимаешься своими делами. Ты постоянно думаешь о слонах, о том, как создать условия, о нюансах, которые необходимы, чтобы животные чувствовали себя комфортно. Отдаешь им свою жизнь, как отдала вся моя семья.

– Но ведь слон – это огромное животное. Как удается найти с ним контакт?

– Дело в том, что я и моя сестра пришли в эту профессию уже на готовый материал, который создавался десятилетиями нашими предками. Большой объем знаний прививался нам еще с малых лет – чтобы слона чему-то научить, с ним надо очень долго находиться вместе. К нему надо приходить, кормить, ухаживать. Первые азы, которые преподаются, это именно обращение с животным. Идет воспитание поколениями дрессировщиков, которое строится на уважительном отношении к животному и заботе о нем. Тогда слон начинает уже понимать тебя, твою речь, с ним легко найти контакт и взаимопонимание.

«Цирк – это образ жизни»: Андрей Дементьев-Корнилов о дрессировке слонов, сафари-парке и отношении к животным

фото из личного архива Андрея Дементьева-Корнилова

– Вы постоянно проводите время со слонами, есть ли у вас отдых от них?

– Бывает, конечно, когда надо заняться своими делами, отдохнуть. Но если я уезжаю в отпуск, то с ними остается мама или сестра, мы все время заменяем друг друга.

– На сегодняшний день отношение людей к зоопаркам и циркам, где выступают животные-артисты, неоднозначное: ходит мнение, что над животными издеваются, содержат их в плохих условиях. Вы подвергались таким нападкам?

– Я уважаю мнение, когда оно основано на настоящей вере, что планету надо спасать и спасать ее целиком. И первое, что нужно делать – менять человеческое сознание. Но когда идет подмена понятий и необоснованные нападки на цирк, пока все остальные подобные отрасли существуют, я этого не понимаю. У нас очень большие проблемы в целом в мире с экологией – где-то большие нехватки пресной воды, огромное количество мусора, который не разлагается, очень много нюансов и проблем. Запрет цирковых артистов, которые работают с животными, я считаю однобокой мерой, которая никак не повлияет на сознание.

Места для животных в мире становится все меньше и меньше, и те животные, которые находятся на воле, тоже подвергаются стрессам и неблагоприятным ситуациям. Цирк – это не плохое место, животные, которые находятся у нас, живут дольше. У них есть кормление, уход и ветеринарный контроль. Конечно, это нельзя ставить в пример и держать животных в неволе. В цирке мы тоже организовываем нашим животным каникулы, мы возим их на природу, где они купаются, загорают. Цирковая отрасль тоже идет в ногу со временем – мы понимаем, что общество развивается, и делаем все возможное, чтобы существовать с ним во взаимосвязи. Меняется и форма дрессуры – она становится более эстетичной, где животное уже находится наравне с человеком, где отчетливо проявляется взаимосвязь между человеком и животным на равных условиях.

– Недавно общественность узнала о слонихах из казанского цирка, которые подрались во время представления: что послужило причиной инцидента и часто ли такое случается?

– Такое случается, но не часто. Это естественный процесс, все животные, как и люди, ругаются. Хорошо, что это произошло без каких-либо серьезных увечий людей. Дело в том, что многие отождествляют животных именно с собой, со своими эмоциями, смотрят на них через свою призму жизни. Поэтому у них появляется чувство сострадания, чувство жалости, но у животных все равно другой мир, более жесткий. Нужно понимать, что животные находятся немножко в другом измерении по своему существованию.

– А у вас были какие-то опасные моменты во время работы?

– Слава богу, нет. Единственное, у нас была африканская слониха, которая проявляла агрессию, но опять же, она настолько была верна моему папе, что когда он ушел из жизни, она не смогла больше ни с кем работать. И нам пришлось отдать ее в зоопарк.

– А вообще после окончания своей карьеры куда отправляются слоны на пенсию?

– Пока такого понятия нет, но я сейчас хочу создать такую базу, чтобы слоны могли достойно проживать свою старость в условиях, приближенных к естественным.

– Слоны похожи на обычных артистов? Например, есть более талантливые, артистичные?

– Наша маленькая слониха – настоящая звезда, она получает удовольствие от того, что ей хлопают. Когда она была совсем маленькая, мы ее выводили на манеж уже в конце всего аттракциона, чтобы зрители ее увидели, тем самым приучали ее к сцене. Первый, второй, третий день она побаивалась, но потом ей понравились овации, она оставалась на манеже и ее невозможно было затащить обратно.

– Как еще приучаете к сцене, к зрителям? Слон, наверное, очень пугливое животное?

– Конечно, это постепенный процесс. Мы приучаем животных к сцене шаг за шагом. Сначала слон осваивает территорию за кулисами цирка, потом в нерабочее время – манеж, далее просим собираться сотрудников цирка на репетиции, чтобы слониха привыкла к людям, потом включаем специальный свет. И так по чуть-чуть животное привыкает к процессу представления.

– Расскажите, сколько едят слоны и из чего состоит их рацион?

– У нас они едят около 150 кг в день на одного. Основной рацион – это сено, а также фрукты и овощи, грубый корм в виде веток, они это очень любят.

«Цирк – это образ жизни»: Андрей Дементьев-Корнилов о дрессировке слонов, сафари-парке и отношении к животным

– Давайте поговорим о том, когда и как состоялся ваш первый выход на манеж. Как это было?

– Это было очень волнительно и страшно. Мне было 12 лет. Юрий Владимирович Никулин предложил сюжет: я должен был сидеть в зрительном зале во время представления со слонами, откуда меня вытаскивал клоун (мой двоюродный брат), я сопротивлялся, падал через барьер, зрители смеялись, и в этот момент слон меня подхватывал и начинал делать трюк.

– Вы с самого детства в цирке, но при этом успели окончить ГИТИС.

– Я считаю, что все люди должны заканчивать высшие учебные заведения. Понятно, что кому-то по жизненному определению это не нужно, но у меня был выбор. Я, естественно, пошел по пути своих родителей, мама у меня режиссер с многолетним стажем, Народная артистка России, отец тоже отучился в ГИТИСе. Это все необходимо даже для кругозора.

– Семейное дело продолжается: у ваших дочек есть канал на YouTube, там видно, что они уже с ранних лет тоже занимаются со слонами. Продолжат ли они династию?

– Все будет зависеть от них, во всяком случае, я надеюсь, что смогу передать им весь свой опыт.

– А вообще, есть ли разница между женщиной-дрессировщиком и мужчиной?

– Наверное, есть, у женщин больше развито материнское чувство, более тонкое восприятие процесса. Я не могу судить.

– Мужчины построже?

– Возможно. Женщины, наверное, более скрупулезны в каких-то вопросах, более щепетильны.

– Поделитесь напоследок своими планами?

– Хочется создать сафари-парк, в котором слоны, да и другие животные, будут гулять и отдыхать. Чтобы можно было на территории России размножать животных, я очень хочу, чтобы моя маленькая Марго тоже когда-то стала мамой.

 

Ссылка на первоисточник
Дочь Бориса Немцова Дина развелась с мужем

Картина дня

наверх